"Платные услуги" КСМ: +7 (4162) 343003

ЮБИЛЕЙ: Николай Иннокентьевич ГЕОРГИЕВСКИЙ

Н. И. Георгиевский

Николаю Иннокентьевичу Георгиевскому – 70 лет!

Коллектив МУЗ "Городская клиническая больница" поздравляет Николая Иннокентьевича с юбилейным днем рождения!

От всей души желаем счастья, здоровья и творческого долголетия.

Накануне юбилея мы побеседовали с заслуженным врачом России, кандидатом медицинских наук, организатором здравоохранения, преподавателем, автором книг, посвященных медицине Амурской области, Н. И. Георгиевским и попросили его рассказать о жизни, о профессии, о коллегах и книгах.

О себе

Корни моей семьи на Украине. Там жил мой дед по матери. Вербовщики еще в начале прошлого века уговорили и несколько человек из одного села отправились искать счастья на Дальний Восток. На пароходе шли 45 суток вокруг Африки, через Индийский океан в Черниговский район Приморского края прибыли. Срубили пятистенок. Потом невест выписали с родины. Те месяцев восемь добирались по суше: поездом, в телеге, пешком.

Н. И. Георгиевский

Родился я в поселке Райчиха и был по жизни гуманитарием. После окончания школы собирался или иностранные языки изучать, или историю. А мой друг Эдик Добрый, сейчас он – почетный гражданин города Кохтла Ярве, говорит, давай пойдем на врачей учиться. Ты понимаешь, такая профессия! И мы сразу после выпускного двинули - в четыре утра отец Эдика нас на машине отвез в Благовещенск. Мама моя очень обрадовалась такому моему решению: сын выбрал уважаемую профессию.

Мама у меня замечательный человек. Жили мы тяжело, достаток не ахти, но выросли мы с сестрой в любви и заботе. Поступил в Благовещенский медицинский институт я легко. Набрал 19 баллов, а проходной был – 18. Только на немецком четверку получил. Самые яркие воспоминания из студенчества – это занятия Евгения Ричардовича Цитринского, который тогда заведовал кафедрой факультетской хирургии.

Н. И. Георгиевский

О студентах

Несколько лет я работал в облздравотделе. Работа организатора интересная, архи сложная, хлопотная. Но когда к студентам вернулся, понял: я по ним соскучился. Студенты – они разные. Буквально через несколько дней видишь – толковый, или шалопай безвредный, или случайно попал в профессию. В советское время студенты были более дисциплинированными, более податливыми в обучении, свое «я» они могли продемонстрировать во время учебы, в спорте, самодеятельности. Внеучебная жизнь в институте начиналась с трех часов дня. У нас был даже эстрадный оркестр из 18 инструментов. Мы с гастролями по области ездили, как агитбригада.

Сейчас мотивация для учебы слабее. Интерес к медицине есть, но перед каждым стоит вопрос – а что потом, после учебы? Как жить дальше? Самые дальновидные с первых курсов думают об этом. Оказывается, кто-то в МАПе учится на финансиста, кто-то на юриста. Одна девочка, очень старательная, говорит, я буду главным врачом: параллельно медицинскому получает второе образование. Представляю, как трудно, но она права. Это не меркантильность, это новые условия, которые диктует сегодняшняя жизнь.

Н. И. Георгиевский

О жене

Моя жена - Тамара Евгеньевна Свищева. Она гинеколог и врач настоящий. Отец погиб на фронте в январе, а в феврале она родилась. Антонина Петровна, теща моя, одна поднимала дочь и сына.

Тамара Евгеньевна сначала окончила училище, потом работала фельдшером и училась на вечернем факультете мединститута – был такой факультет, специально для фельдшеров. После окончания 15 лет проработала в Свободном. Сначала гинекологом, потом заведовала роддомом. А я тогда работал в облздраве и ее заметил.

Потом Тамара Евгеньевна переехала в Благовещенск. Здесь специалисты с периферии часто растворяются, а она не потерялась. Была зав. септической гинекологией, потом хирургом-гинекологом. Прекрасный врач. Очень ее уважали и коллеги, и пациенты. А у гинекологов бешеная работа – постоянные дежурства, ночные вызовы, ни праздников, ни выходных.

Тамара Евгеньевна редких душевных качеств человек. Мы вместе уже 28 лет.

О возрасте

Не верьте, что в любом возрасте много хорошего. В 70 лет хорошего мало. С одной стороны болячки, с другой стороны не дает расслабиться окружающее. Хотим или нет, а о ближайшей перспективе невозможно не думать и ты понимаешь, что она – перспектива – тебя ничем уже не порадует. Что делать? Не грузить окружающих! Оставайся на высоте. Все проходят эту стадию, кто доживает.

Я очень переживал смерть Николая Ильича Воронина. Добрейший человек. Он был честным. Его трогательное и деятельное отношение к малой родине вызывали восхищение. Жаль, что уходят хорошие люди и с этим ничего не поделать.

Н. И. Георгиевский

О профессии

Тот, кто поработал в медицине, знает – эту профессию невозможно сравнить ни с какой другой. Она одна такая: дает человеку жизнь и сопровождает его от рождения до последнего вздоха. Все проходят через руки врачей. Вот «лампочку Чубайса» можно заменить, в крайнем случае, лучиной. Не будет самолетов, люди будут ходить пешком. А врача заменить невозможно.

О чем жалею? О том, что три моих пациента могли бы пожить еще какое-то время. Два случая было, когда я в Ленинграде учился в аспирантуре. Один с циррозом печени - мы его слишком активно начали лечить, а это, оказывается, тоже опасно. У второго была острая почечная недостаточность. Смотрели его профессора, собирали консилиум, приглашали уролога, но так и не смогли вовремя определиться с диагнозом. И здесь, в Благовещенске, одна женщина была пожилая. Хроническое заболевание крови. На таблетках и витаминах она бы какое-то время еще продержалась, но мы стали лечить ее слишком активно.

У любого длительно практикующего врача побед больше, чем поражений, причем, соотношение единицы к сотням, но поражения остаются в памяти навсегда, как незаживающая рана.

Главные качества врача – профессионализм и честность. Первое складывается из знаний и желания помочь людям. Второе – это цена ей человеческая жизнь. Мы не боги, мы можем чего-то не знать, с чем-то столкнуться впервые. В таких случаях врач должен сказать честно – не знаю, проконсультируюсь, посоветуюсь, сверюсь с учебниками. Это нормально, это честнее, чем строить из себя всезнайку.

Н. И. Георгиевский

О книгах

Бывает, меня спрашивают: а зачем ты так много времени и усилий потратил на эти книги? Я отвечаю так. В медицине есть специальности героические, например, хирурги всех направлений. Им цветы, шампанское, благодарности. Они на виду, они спасают людей. И есть две медицинские специальности, от которых люди шарахаются. Это психиатры и паталогоанатомы. А там работают такие замечательные люди. Мне всегда хотелось больше рассказать о тех, кто не добирает общественного признания.

Первая книга – «Служители храма надежды» – о том, в каком была состоянии, как развивалась и чего достигла психиатрическая служба Амурской области. Мне позвонил Володя Рыльцев, тогда – главврач областного психоневрологического диспансера. Это было в январе. Он говорит: «В июне 100-летие психиатрической службы. За полгода никто кроме тебя книгу не напишет». Я взялся и справился: за пять дней до юбилея вышла книжка из печати.

Другая книга – о патологоанатомах. Патанатомия - основа клинической медицины, об этом говорят все великие медики. И сейчас все это признают, но обеспечивают это направление плохо. Потому и с кадрами проблема: сегодня больше семидесяти процентов работников в патанатомии области – пенсионного возраста. К тому же вредное производство, высокий риск подхватить туберкулез. Но насколько важна эта служба: 80% работы патологоанатомов сегодня это не просто вскрытие, а цитологические исследования.

Н. И. Георгиевский

Больше года продолжалась работа над этой книгой. Первая часть – история развития патанатомии в Амурской области, вторая часть – история кафедры патанатомии медакадемии. Много примеров из практики, рассказывается о контактах патанатомов с книлицистами.

«Сердечная тема» написана по решению ученого совета АГМА, специально к 50-летию академии.

Книжка «От Невы до Амура» посвящена профессору Кире Александровне Мещерской. Это была энциклопедически образованная женщина, великолепный педагог, автор более 170 научных работ.

Она оставила после себя записи. Страниц двадцать пять об ученых, с которыми сводила ее жизнь. Эти записи легли в основу книги, которую мы написали в соавторстве с Александром Валентиновичем Кропотовым и Владимиром Анатольевичем Доровских. Профессора – ученики Киры Александровны.

Эта книжка эта есть у Путина. Когда он приезжал в Благовещенск еще будучи Президентом России, ему передали книжку со словами: здесь написано о ваших земляках, о ленинградцах. Надеюсь, премьер ее прочитал.

А. В. Леншин

А. В. Леншин, профессор, доктор медицинских наук, руководитель лаборатории рентгенфункциональных методов исследования дыхательной системы учреждения Российской академии медицинских наук Дальневосточный научный центр физиологии и патологии дыхания Сибирского отделения РАМН.

О друге

– Николай Иннокентьевич мой лучший друг. Мы познакомились в 1960 году. Я приехал из Хабаровска поступать в мединститут. Спортом увлекался – разрядник по семнадцати видам. Пришел в парк. Думаю, с кем-нибудь из спортсменов познакомлюсь. А там! Это сейчас в обнимку с пивом гуляют, а тогда спортом занимались: все волейбольные площадки заняты, в городки поиграть в очередь стоят, шахматисты сражаются. Смотрю, парень в высоту прыгает. Подошел, познакомился. Это был Николай Иннокентьевич. Так случайно началась наша дружба, очень близкая и душевная. Полвека дружим.

У нас очень много общего. Спорт, конечно, и наука. Он в аспирантуре в Ленинграде был, и я на учебу приехал. Мы вместе в Салтыковке (библиотека имени М. Е. Салтыкова-Щедрина) работали. Он, Николай Иннокентьевич, подсказал мне тему научной работы, помог найти научного руководителя. Сам я человек нерешительный, и во многих важных вопросах мне помогал Николай Иннокентьевич: я колебался, а он всегда подсказывал верное решение.

Мы очень тесно дружили, хотя и соперничали тоже. Однажды поспорили, кто дальше прыгнет с места. И не где-нибудь, а перед главным корпусом института, почти под окнами ректора – кабинет его тогда был на первом этаже. Я прыгун, он метатель, а тут он, чтобы покрасоваться так далеко прыгнул! Я не мог уступить. Так расстарался, что брюки сзади разошлись. Николай прикрывал мои тылы, пока до общежития добрались. Вот такое вспоминается чаще, потому что это молодость, бесшабашность.

Замечательно, что Николай Иннокентьевич взялся за написание книг об амурской медицине. Ведь, если не зафиксировать то, что было, все может уйти безвозвратно, забудется. Благодаря Николаю Иннокентьевичу рассказы о замечательных врачах, которые работали и преподавали в академии раньше и сейчас, дойдут до новых поколений докторов и пациентов.

Мне невероятно повезло, что в самом начале жизни я встретил своего лучшего друга. С днем рождения, дорогой Николай Иннокентьевич!