"Платные услуги" КСМ: +7 (4162) 343003

версия для слабовидящих

ИМЕНА: Тихонов Евгений Николаевич

Тихонов Евгений Николаевич

Тихонов Евгений Николаевич учился в БГМИ с 1975 по 1978 г. (заканчивал обучение в родном Ташкенте). В настоящее время работает в отделении акушерства и гинекологии муниципальной больницы г. Эрфурта в Германии.

- Евгений Николаевич, почему вы решили жить за границей, а не на Родине?

- Сколько себя помню, всегда хотел уехать. Может, в этом бабушка моя была «виновата»? Антисоветчица была еще та: из раскулаченных и расказаченных. Видимо, она привила мне нелюбовь к коммунизму. По этой же причине я многократно отказывался вступить в ряды КПСС - не по совести это было бы, хотя и карьерно.

Пытался неоднократно уехать, особенно после развала Союза. США, Канада, Чили, ЮАР, Англия… Это далеко не полный перечень стран, куда я готов был купить билет. Помню, свой день рождения – 33 года – «праздновал», стоя в очереди в австралийское посольство (специально взял путевку на пять дней в Москву, чтобы было, где жить). А очередина была на много километров! Холодно и снежно! И опять облом... В конце концов, успокоился – ну, не судьба, видимо. А в 43 года подфартило - поздновато, но, что делать, хотел же ехать – давай, вперёд. Приехал в Германию на Рождество 2000 года.

Тихонов Евгений Николаевич


- Расскажите о больнице, в которой вы сейчас работаете?

– Больница, каких много по всей Германии: они есть в каждой здешней «области». Рабочий день у меня с 7 до 15.30, суббота и воскресенье – выходные дни. Но мы работаем четыре дня до 16.00, а в пятницу уходим раньше на эти два часа - в 13.30. За переработку, например, восемь часов переработал, можешь взять один день отгула. Три раза в год по одному дню можешь болеть без больничного: просто позвони руководству и скажи, что у тебя недомогание. Если назавтра не выздоровел – иди к врачу, бери больничный. В месяц примерно 4-5 дежурств. После дежурства утром отправляешься домой, свободен – не имеешь права работать. Этот день тебе не засчитывается. Отделенческие пятиминутки проходят каждый день, примерно по 15-20 минут, в основном по больным: разговор и отчет дежурного врача. Больничных пятиминуток нет. Если главному надо, он собирает руководителей отделений. Субботников тоже нет. Кстати, в каждой больнице есть должность врача, который следит за здоровьем персонала больницы.

Тихонов Евгений Николаевич

- Как складываются отношения в коллективе врачей?

- Отношения среди врачей коллегиальные, дружбы нет. Часто звучит «битте шон», «данке шон». За все время я только один раз слышал, как шеф кричал на заведующего, но и тот не молчал, хотя, на мой взгляд, был виноват. Немец никогда не признает, что он не прав.

… «Благодарность» от пациентов проявляется в основном в виде пачки кофе, коробки конфет и десяти евро. Эти деньги идут в отделенческую кассу. На них покупают кофе или что-нибудь для улучшения быта. Кофе здесь предпочитают не растворимый – варят натуральный. Конечно же, за чашкой кофе так же, как и всюду, «перемывают» косточки тому или другому сотруднику, но не злоупотребляют этим. Все стараются соблюдать коллегиальность, корректность. Ни разу не слышал, чтобы кто-то из врачей сказал про коллегу «Этот… не умеет оперировать», или, обращаясь к пациенту, «Вы к кому пошли лечиться?», или «Да вас, гражданка, неправильно лечили...»

Тихонов Евгений Николаевич

- А между врачами и средним медицинским персоналом какие отношения?

- В целом все так же, как это было в Союзе. Но в тоже время медсестры как бы независимое государство и, например, врач не сможет применить «санкции» против сестры, которая ему чем-то не понравилась.

Утром сестры обязательно находят время на завтрак: если возможно, завтракают вместе, если нет - отдельно. Для этого выделена небольшая комната (там же происходит пересменка с «передачей» больных). В комнате есть все необходимое - микроволновка, посудомоечная машина, электрочайник, холодильник и т. д. Я помню, один из главврачей в Ташкенте каждую пятиминутку ворчал на медсестер, мол, сидят, чай пьют вместо работы... Здесь почему-то работа не страдает от чаепитий, и никто на сестер не ворчит. Кстати, сестры в Ташкенте тоже нормально работали.

Тихонов Евгений Николаевич

- Как вы оцениваете уровень и организацию здравоохранения Германии?

- Если по пятибалльной системе - на четыре: есть минусы и здесь. Хорошо развиты неотложная помощь, реанимация, неотложная хирургия. В каждой больнице есть вертолетная площадка: в нашей больнице она на крыше здания. Здесь нет отдельных роддомов, диспансеров – есть соответствующие отделения в многопрофильных больницах.

Поликлиник в Германии тоже нет. Есть, так называемые, праксисы. В них ведут прием частнопрактикующие врачи - хирурги, терапевты и другие специалисты. Кстати, частной практикой в Германии может заниматься только врач высшей категории. Есть маленькие праксисы, есть большие, многопрофильные, похожие на наши поликлиники. В праксисах все ужасно: час ждешь своей очереди, потом тебя за пять минут принимают, выписывают какую-нибудь ерунду и отправляют домой. Умереть не дадут, но и удовольствия от посещения и лечения не получаешь. Врачи стараются максимально пополнить больничную кассу. В амбулаторной хирургии, например, резаную ранку, которую можно заклеить пластырем, будут зашивать, т. к. за это получат больше денег. Это как в старом анекдоте про папу-врача и сына, который только что начал работать врачом. Сын, отработав день в праксисе, говорит за ужином отцу: - «Я за неделю вылечил пациента Х. , которого ты несколько лет лечил и не вылечил». На что отец отвечает: - «Если бы я его вылечил, ты бы не сумел получить медицинское образование».

Тихонов Евгений Николаевич

- Что можете сказать о профсоюзах?

- Профсоюзы у медиков есть, они пытаются играть определенную роль: иногда успешно, иногда не очень. Работники, как я заметил, не особенно горят желанием вступить в профсоюз. Наверное, потому что, в договоре с администрацией все отрегулировано. Например, работодатель может только два раза продлевать договор временно, предположим, два раза по два года. После этого он должен или заключить с работником бессрочный договор или расторгнуть его. Нет никаких денежных фондов, из которых руководство может поощрять «нужных» и держать в денежной узде остальных: положено тебе за час работы получать определенную сумму, ты это получишь. Все зафиксировано в договоре.

- Какую должность вы занимаете?

- Я – врач. В конце 2010 года буду сдавать экзамен на высшую категорию. Как сдам, буду думать о заведовании. Скорей всего, где-то в другом районе Германии.

- Вам удается заниматься наукой?

- Не знаю почему, но я всегда немножко критически относился к «научным» работам. Хотя есть и у меня четыре научные статьи, но это случайно, неосознанно, можно сказать. Не со зла...

- Чем в своей жизни вы гордитесь больше всего?

- Горжусь тем, что жил по совести, говорил то, что думал, был за это иногда «бит», старался никогда никого ни о чем не просить. Но, с высоты своих лет думаю, что, если бы представилась возможность, прожил бы жизнь немного по-другому.

Тихонов Евгений Николаевич

- Считаете ли вы себя состоявшимся человеком и почему?

- Да. И как человек, и как врач я состоялся еще до Германии, в Ташкенте, откуда родом, где окончил среднюю школу и доучивался в мединституте после Благовещенска. Случай в ОВИРе Ташкента, незадолго до отъезда. Как и положено в таких заведениях, куча народа. Вдруг из этой толпы выходит женщина, подходит ко мне и говорит:
- Вы меня помните, Евгений Николаевич?
- Очень смутно, извините, - говорю.
- Я такая-то. Вы меня оперировали тогда-то и спасли мне жизнь (я работал в отделении онкогинекологии Ташкентского городского онкодиспансера). Вы что, тоже уезжаете?
- Да.
Со словами благодарности она пытается встать на колени и поцеловать мне руку. С трудом поднял ее с колен и т. д. На всю жизнь запомнилась эта картина. Как и многие другие. Например, стоит бабуля на базаре, торгует яйцами от своих кур. Увидев меня, пытается всучить мне несколько яиц, не смотря на все мои протесты: «За вашу доброту, доктор»

- Ваше отношение к Богу?

- Хочется верить, что что-то есть. В Союзе перед тем, как сделать разрез, молился. В Германии перестал: как-то они это не приняли.

- Медицина для вас - ремесло или творчество?

- То, что это ремесло я особенно отчетливо понял здесь, на Западе. Дело в том, что здесь другие традиции медицины, другая организация лечебного процесса. Хирург узнает об операции накануне вечером или даже утром операционного дня: смотрит в компьютере операционный план, находит свою фамилию, видит бригаду, операцию, которую надо сделать, диагноз и т. д. Идет и оперирует. А больного он не знает - не «вел» его до операции. Только полгода назад у нас в больнице ввели правило здороваться с пациентом, который уже лежит на операционном столе. Спрашиваешь, например, «Вы Шульц?» Когда тот кивает, отмечаешь в истории, что он идентифицирован, т. е. операцию делают тому, кому назначено. Перед операцией пациент подписывает лист, в котором расписано, что будет сделано во время операции и какие могут быть осложнения, что он обо всем предупрежден и дал согласие. Без подписи пациента операцию не проводят. Врач тоже подписывает этот документ. Ординаторы ведут не палаты, а все отделение. Заведующий отделением отвечает за проведение операций и тяжелые случаи. Есть еще шеф! Он отвечает за всю координацию работы в отделении, в зависимости от настроения оперирует сам. Больше всего работы у ассистентов (ординаторов), потом по интенсивности работы идут заведующие, потом шеф. Бывает так, что один врач принял больного, другой написал лечение, третий прооперировал, а четвертый выписал. Поэтому я говорю, что здесь медицина не связана с творчеством. Часто работа основана на «установках в лечении»: такой диагноз - такое-то лечение, такой симптом – такое-то, и т. д. Врач действует по «установке в лечении». Нет простора для фантазии. Зато прокурор не подкопается.

- Ваши жизненные приоритеты?

- Жить в мире со своей совестью, не врать. Делать что-то хорошее для людей. Если я дал слово, я должен его сдержать. Один раз, много лет назад, еще в Союзе, я подписал, как и многие другие, коллективное письмо против одного коллеги, хотя мог бы и не подписывать. Меня до сих пор из-за этого мучает совесть.

- Ваше отношение к деньгам и прочим материальным благам?

- К деньгам отношусь положительно. Они дают свободу, независимость, возможность выбора, спокойствие. К сожалению, их почему-то всегда не хватает.

- Ваше отношение к БГМИ?

- Институт оставил в целом положительные воспоминания. Особенно стройотряд на Сахалине: «Норд-ост», море рыбы, море икры, девчата... Ах, где мои 17 лет...

- Кто были вашими учителями? Кто оказал на вас самое сильное влияние?

- Из преподавателей - очень яркие положительные воспоминания связаны с – Рыжавским Борис Яковлевичем, доцентом кафедры гистологии, а также с Бородиным Александр Евгеньевичем, он вёл нашу группу, хотя был заведующим кафедрой. Мама Григория Рутенбурга – Ольга Ефимовна Якимашко оставила очень хорошие воспоминания: интересный человек, грамотный клиницист, хороший хирург. Хотя это было приватно - я дружил с Гришей и часто у него дома бывал.

Тихонов Евгений Николаевич

- Ваше самое яркое воспоминание о Благовещенске тех лет?

- Что меня поразило, когда только приехал в Благовещенск, - все пьют! В Средней Азии, где я жил до этого, немного другая культура употребления спиртных напитков. Ну, а потом… привык.

- Когда вы в последний раз были в Благовещенске?

- Очень давно – в 1978 году. Судя по фотографиям, не узнаю города. А Хэйхэ и подавно не узнаю.

- Есть у вас вредные привычки и пытались ли от них избавиться?

- Курил 33 года. Два с половиной года назад бросил, не жалею. Не пил особенно никогда, в студенческие годы в Благовещенске надо мной подсмеивались: «Давай-давай, не пьют только телеграфные столбы». Нет, я могу и выпить (коньяк, считаю, лучше водки), но это мне никогда не нравилось - горько, морщиться тянет. Пива вкус понял где-то годам к 30. После 40 «понял» сухое вино, сейчас в основном его пью, хотя и к пиву положительно отношусь. Ну, в Германии без пива никак нельзя. В основном, если собираемся где-то, то есть повод выпить. А дома, ну, может быть, одну - две бутылки пива в месяц выпью.

- Общаетесь ли со своими однокурсниками, с наставниками, с учениками?

- По телефону общаюсь с Григорием Рутенбургом, он в Питере, профессор, хирург; через Интернет – с Ирой Кокиной, она в Благовещенске, врач.

- Ваше семейное положение?

- К сожалению, пока я «завоёвывал» Германию, семья развалилась. Год назад я забрал к себе 16 - летнюю дочку, сын – ему 14,5 лет – с бывшей женой по гостевой визе меня навещают.

- Хотели бы вы, чтобы ваши дети пошли по вашим стопам?

- Про детей трудно говорить, но, скорее всего, не получится семейной традиции.

- Чем занимаетесь в свободное время?

- Очень люблю рыбалку. Но здесь она не похожа на ту, что в России или в Узбекистане. Чтобы получить разрешение на рыбную ловлю надо обязательно сдать экзамен, предварительно при этом заплатив. Чтобы выйти к водоему, надо заплатить. Последний раз в августе на рыбалку с сыном ходили – он в гости ко мне приезжал - заплатил 13 евро. На удочке должно быть не больше одного крючка! Ну и т. д. – каждый шаг регламентируется.

Собираю марки почтовые, раньше любил еще в шахматы играть, был пояс по карате... Люблю смотреть спортивные передачи. В спорте болею за сборные в порядке убывания - Узбекистан, Россия, Германия. Здесь многие наши смотрят российские передачи по ящику, а я немецкие - стараюсь повысить уровень владения языком. Но передачи примитивные: у меня около 30 каналов, а смотреть практически нечего.

- Есть ли возможность путешествовать?

- Времени для поездок достаточно - отпуск 30 рабочих дней, много праздников. Из того, что видел, очень понравилась Италия. От Рима я просто в восторге. Но главное направление моих поездок Ташкент - там старенькая мама, которая меня очень ждет.

- Как оцениваете своё здоровье по пятибалльной системе? Занимаетесь ли вы самолечением или предпочитаете обращаться к специалистам?

- Здоровье уходит потихоньку. Оно требует постоянного внимания, особенно сейчас. Лень, зараза, но займёмся, я знаю точно. Оцениваю его в 3-4 балла.

- Кому передаете свой привет?

- Хотел бы передать Привет Смирнову Толику (он был лаборантом на кафедре физкультуры), а также всем сокурсникам и учителям. Я где-то прочитал, что наши возможности ограничены нашими желаниями, а последние ограничены нашими способностями мечтать.

Я желаю всем воплотить свои мечты в жизнь!

Мой адрес электронной почты: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.