"Платные услуги" КСМ: +7 (4162) 343003

версия для слабовидящих

ИМЕНА: Козлов Сергей Владимирович

Козлов Сергей Владимирович

Ничего случайного в жизни не бывает



Сергей Владимирович Козлов коренной амурчанин, выпускник БГМИ, сегодня живет и работает в Екатеринбурге, врач-кардиолог высшей категории, врач-рентгенохирург, заведующий отделением рентгенохирургических методов диагностики и лечения медицинского объединения «Новая больница» Екатеринбурга.


Диплом врача-лечебника получил в 1988 году и с одним чемоданом в руках молодой интерн по распределению по линии МВД поехал в Свердловскую область. Ни знакомых там, ни родных – никого! Лишь записка от третьих лиц, чтобы переночевать у кого-то день-два.

В Свердловском облздраве предложили Нижний Тагил, где 500 тыс. населения, огромный металлургический завод и прочие объекты индустрии, превратившие экологию в источник повышенной опасности для здоровья населения...

Козлов Сергей Владимирович

- Когда приехал туда, - рассказывал в при встрече с нашим корреспондентом Сергей Владимирович, - оказалось, что в одной из больниц рабочего поселка не хватает патологоанатома и кардиолога. К ней и прикрепили в качестве терапевта и кардиолога. Много брал дежурств, до 16-ти в месяц. В общем-то, на приеме чувствовал себя нормально - молодой, зеленый, самоуверенный (смеется – прим. авт.). Думаю, в этом свою положительную роль сыграл тот факт, что я в годы студенчества не работал в больницах и ничего об их внутренней жизни не знал. Мне было проще и интереснее - я был голоден до медицины практической! Я много читал и теоретически был подкован, поэтому мне очень нужна была практика, и я все впитывал, впитывал… Больные были самые разные. Через четыре месяца меня из этой больнички перевели в городскую больницу, и там я в кардиологии проработал до конца года. По окончании интернатуры, которую сдал на «отлично», предложили там же и остаться.

Меня всегда привлекали новые технологии, новые веяния. И я при первой же возможности занялся лечением лазером, о чем в Благовещенске тогда пока еще только мечтали. Прочитал об этом в журнале статью профессора Курочкина и решил попробовать. Сам съездил в Дятьково в Брянскую область за лазерным аппаратом – у больницы металлургического комбината с деньгами проблем не было, и валюта на оснащение выделалась по тем меркам весьма неплохо.

А потом однажды один из руководителей комбината получил обширный инфаркт, я, как врач-кардиолог, познакомился с ним в БИТе. Лечился он, конечно, за границей, в Германии, где ему в 1993-м сделали ангиопластику. Когда он вернулся оттуда, сказал, что такое ощущение после операции, будто заново родился. И предложил заняться ангиографией в Нижнем Тагиле, чего тогда не то, что в городе – на Урале ничего подобного не было. В 1994 году создали кардиоцентр, ЗАО, где я стал исполнительным директором. В этом же году поехал в Вильнюс на стажировку, обучился кардиографии. До этого там же совершенствовался по кардиологии, в частности осваивал холтер, УЗИ, электрофизиологию, а позже и ангиографию. Там очень сильная университетская клиника, где работает известный кардиолог профессор Лаучавичус. Там я обучился мануальным навыкам проведения кардиографии. Когда закупили оборудование, съездил в Голландию, Бельгию и в 1995 году мы сделали первую коронарографию. По странному стечению обстоятельств, произошло это 29 августа, в день моего 30-летия.

Козлов Сергей Владимирович

Это была наша первая операция, но мы для подстраховки никого не приглашали, никаких светил - я был уверен в себе. Мандраж, естественно был, потому что взяли самого тяжелого больного, с самым жутким поражением сосудов. Такая операция проводилась впервые, вообще это был новый метод, и не каждый бы согласился на нее. А этому пациенту, как говорится, уже нечего было терять - болел очень сильно. Так что сам просился, чтобы его взяли, это была его последняя надежда. В Екатеринбурге подобные операции начали проводить чуть раньше, в мае этого же года. Но ангиопластику при инфаркте миокарда мы на Урале сделали первыми! Это было в ноябре 1995 года. Позже мы с этим больным даже в футбол играли. Эту операцию записали на видеокассеты и когда привез ее в областную больницу - такой гордый! - там все собрались ее смотреть. Не могли сдержать своего восхищения, ведь впервые живьем видели то, о чем только слышали. Спустя полгода и они тоже это сделали. Кстати, стентирование при инфаркте миокарда я тоже сделал первым на Урале, в декабре в 1996 года. А потом пошло и пошло.

Мне всегда очень нравилось то, чем я занимаюсь – медицина. Когда учился в институте, кардиологией особо не занимался – в основном в рамках учебной программы. Еще ходил на кружок. На экзамене получил «5». Тогда я даже представить себе не мог, что буду всю жизнь заниматься кардиологией. Хотя она мне и нравилась, но ближе была судебная медицина.

В Нижнем я работал до 2002 года. В кардиоцентр поступали в основном экстренные больные. У центра была большая популярность не только в городе, но и далеко за пределами области. И когда в Екатеринбурге в одной из частных клиник решили заняться ангиографией, то попросили меня заведовать этим отделением. Помогли приобрести четырехкомнатную квартиру, так как я к тому времени уже был женат. По моей заявке закупали оборудование. И вот уже восемь лет работаю в ГКБ № 33 Екатеринбурга – это огромный комплекс.

Козлов Сергей Владимирович

Стараюсь быть в курсе всех последних событий в кардиологии. Ежегодно раз шесть бываю за границей, на конференциях, посвященных вопросам кардиологии: что у кого есть нового, какие новые исследования, методики и так далее. Там же идет трансляция мануальных операций, которые мы потом обсуждаем, голосуем, как и что нужно было сделать, советуемся с залом. Там же организуются различные курсы международного уровня, конференции по интересным случаям - я на них тоже выступал. Последняя такая поездка была в Париж, в российской делегации каждый представлял какой-то регион, я - Свердловскую область.

Сегодня в медицине стираются границы. Ведь чем больше общения, тем лучше. Да и те фирмы, которые сегодня выпускают медицинское оборудование, заинтересованы в том, чтобы врачи были грамотными, в полном объеме владели информацией и… пользовались их аппаратурой. Поэтому часто выступают в роли организаторов таких конференций. Одной из запоминающихся для меня была поездка на завод по изготовлению стентов. Было очень интересно посмотреть, как они делаются.

- Вы столько бываете за рубежом, в чем основная разница между их клиниками и нашими?

- В плане оснащения у нашей больницы все нормально, а расходные материалы сейчас везде одинаковы. Разницу же с заграницей я бы назвал в уходе за больными – там порядка больше. Несколько иначе поставлена и работа в реанимации - больные там не задерживаются, так как крайне высокая стоимость койко-дня. У них хорошо поставлена страховая медицина – больной ничего не платит. А в том, что умеем делать мы и они, большой разницы нет.

Мне довелось однажды побывать во Франкфурте в тренинг-центре по нашей специальности, кардиохирургической. Ничего подобного я больше нигде не видел! Входишь в реальную операционную, инструменты и все прочее – тоже настоящие. Только вместо живого человека на операционном столе лежит муляж. На мониторах тоже все по-настоящему, капает капельница, снимается ЭКГ и прочее. Так же готовишься к операции. И вот группе врачей дается ситуация: больной такой-то, поступил с тем-то и тем-то. Выполняешь все необходимые действия. По ходу операции задания, ситуация меняются, скажем, понадобился фебрилятор или что-то еще. Ток – настоящий! Все настолько живое, даже интубировать надо реально, ИВЛ подключать.

В общем, моделируется реальная ситуация и все пишется на камеру. А потом начинается разбор «полетов»: профессура все прокрурчивает на видео, здесь же психологи дают оценку, кто как себя вел. Меня один из профессоров спросил: «Почему ваш ассистент ничего не делал?» Я ответил, что привык работать один. Он говорит: «Я тоже!» Тренинг чрезвычайно интересный! Работа всей опергруппы разбирается настолько скрупулезно, точно, по косточкам: почему тактика была такая, а не другая и так далее. Задача такого тренинга сделать команду сплоченной, отработать действия, создать командный дух, обучить умению взаимодействовать. Это здорово и очень полезно. Там все врачи, кто занимается кардиохирургией, обязательно периодически бывают в этом центре, в том числе и профессора - поблажек нет никому!

- Свой вуз вспоминаете?

- А как же! Я безмерно благодарен всем учителям за то, что дали очень хорошую базу. Вспоминаю своего декана, Вячеслава Ивановича Еременко, конечно же, Владимира Анатольевича Доровских, Михаила Даниловича Сирика, Неллю Васильевну Луценко, Анатолия Антоновича Родионова и многих-многих! Помнится практика по хирургии в 1-й горбольнице, стройотряд – что-то строили в Березовке Зейского района, потом в Овсянке, на Мухинке.

Козлов Сергей Владимирович

- Чтобы вы сегодня сказали нынешним студентам медакадемии?

- Хорошо учиться, грызть гранит науки – это понятно. Но еще одно пожелание – изучать английский язык. Его нужно знать обязательно! Я это особенно понял, когда стал ездить за границу. Но даже и без этого – выписываю много иностранных журналов, а они все только на английском. Участие в международных конференциях, даже в режиме он-лайн также невозможно без знания иностранного языка. Плюс общение с коллегами из других стран. Так что жизнь заставляет.

- В Благовещенске бываете?

- Каждый год – приезжаю к родителям. Родился я в Мазановском районе, потом мы немного пожили в Хабаровском крае, затем переехали в Чигири, оттуда в Благовещенск. Я окончил школу № 17. Как-то поехал туда – и не узнал родную территорию: стадион зарос!.. Так не по себе стало, ведь у нас здесь такая жизнь кипела! Шум, гам, соревнования! А сейчас возникло такое ощущение, что никому ничего не надо. Печально все это.

- С однокурсниками общаетесь?

- По возможности. С Толей Ширенок, Славой Комогорцевым и другими. Как-то случайно встретил в Санкт-Петербурге Шаварша Кабеляна, правда, в медицине не он работает, бизнесом занимается. Но все равно это было приятная неожиданность.

- Ваше семейное положение.

- Жена медик, кардиологией тоже занимается. Двое сыновей, старший уже закончил вуз – физик-ядерщик. Младший учится в 7 классе.

- Сергей Владимирович, традиционный наш вопрос - почему выбрали медицину?

- Учился я хорошо и после школы вообще мог куда угодно – особых пристрастий не было. Но друг Коля предложил: «Пойдем в мед!» «Пойдем!» Мне интересна была профессия, связанная с работой с людьми. Экзамены сдал без проблем. Помню, как в приемной комиссии шептались: Это сын Веры Степановны Козловой?..» Потом разобрались. Так что можно сказать, что я нечаянно оказался в медицине. Хотя случайного в нашей жизни ничего не бывает...